Окт 14 2008

Песня любви и есть песня битвы

     Но он продолжал петь, и арфа Амаргена стонала под его рукой:
                         Пять песен спел я —
                         песню битвы и песню смерти,
                         песню хитрости и песню славы.
                         Я спел песню королевы.
                         Эта — последняя.

     И тогда он поднял арфу и ударил о колено, и она всхлипнула последний раз , точно прощая его.
     — Я больше не буду петь! — крикнул он. — Я не буду петь битву! Это последняя моя песня!
     — А-а-а! — кричали кэлпи, лица их с раскрытыми ртами казались странно одинаковыми, и ему стало страшно.
     Ингкел один из всей толпы не кричал, но в глазах его стояли слёзы.
     — Это была замечательная песня, Фома, — сказал он. — Я сомневался в тебе. Прости. Ты лучший бард, что у нас был.
     — Я спел песню мира, — вздохнул Фома, усталый и опустошённый. — Я всё-таки спел песню мира.
     — После такой песни воины ринутся в битву как водяные кони, — согласился Ингкел. —Такого ещё никогда не было. Ты погляди на них!
     — Но я не пел песню битвы, — слабо возразил Фома. — Я пел песню любви.
     — Маленький мальчик, — нежно сказал Ингкел и поцеловал его в плечо, — маленький мальчик. Песня любви и есть песня битвы. Как можно убивать врагов, не любя их? И ты прав, что сломал свою арфу, — продолжал он, — такую песню невозможно повторить. Это вершина. Другие барды будут петь об этом столетиями…
     И тогда Фома заплакал.
     — Я маленький мальчик, — говорил он сквозь слёзы. — Ты прав, Ингкел, я просто маленький мальчик. Что я наделал, Ингкел, что я наделал?
     Но крики воинов заглушали его слова…

— «Бард», Мария Галина

Tags: , , , ,


Страница 1 из 11